• Генрих Юшкявичюс отпраздновал очередной юбилей
  • Кипрас Мажейка «Настоящий журналист всегда должен быть в оппозиции»
  • Курсы повышения квалификации госслужащих в Париже и Лионе
 

Кипрас Мажейка: «Настоящий журналист всегда должен быть в оппозиции»

Вице-президент МЕАТР о миссии журналиста, новой географии своих поездок по стране, дорожных впечатлениях и «сырьевом проклятии».


За четыре месяца, прошедших с момента нашего предыдущего интервью с вице-президентом Международной евразийской академии телевидения и радио (МЕАТР) по региональному развитию Кипрасом Мажейкой, он успел побывать в Надыме, Новосибирске, Якутске, Новом Уренгое, Чите, Чебоксарах, Саранске, Нальчике, а буквально несколько дней назад вернулся с фестиваля прессы «Вся Россия», который в нынешнем году проходил в Великом Новгороде. И везде неутомимо читал лекции, вел семинары, давал мастер-классы, расширяя кругозор местных журналистов и продвигая идеи МЕАТР.

Что же касается этого интервью, то оно назревало давно, по крайней мере, с того момента, когда вице-президент МЕАТР скорректировал географию своих поездок, сменив Крайний Север и Сибирь, ранее продекларированные в качестве ближайших приоритетов, на Поволжье и Северный Кавказ.

Поэтому наш первый вопрос логично вытекал из этой «географической новости».

Кипрас Иозович, новый лозунг региональной политики академии – «экспансия в Поволжье и на Северный Кавказ»? Или, может быть, «наш курс – на Северо-Запад»?

Нет, «вперед к победе коммунизма». Шутка... А если серьезно, то и первый, и второй, и третий лозунг – «продолжение экспансии на Крайний Север и в Сибирь» абсолютно верны. Просто поначалу мне казалось, что образовательные и аналитические услуги МЕАТР наиболее востребованы именно на Крайнем Севере и в Сибири. Но позже выяснилось, что эти регионы просто первыми откликнулись на наши предложения. А через некоторое время и другие «подтянулись» – я же с моторчиком, всех постоянно тереблю. И теперь, даже очень бегло просмотрев график моих перемещений по стране, можно сделать вывод о том, что наше региональное развитие приобрело естественный и вполне прагматичный характер экспансии по всем азимутам. Кстати, и в Великом Новгороде, во время фестиваля прессы, организованного Союзом журналистов России, мне удалось встретиться и побеседовать с первым заместителем главы администрации Новгородской области Вероникой Мининой. Говорили о возможности профессиональной переподготовки и повышения квалификации новгородских теле- и радиожурналистов в стенах нашей Академии медиа; кроме того, ваш покорный слуга получил приглашение провести семинар и ряд мастер-классов в Великом Новгороде. Можно считать это началом экспансии на Северо-Запад (смеется). Впрочем, и это еще не все: скоро МЕАТР начнет оказывать образовательные услуги за рубежом.

А вы лично куда дальше понесете свет знаний и груз многолетнего опыта?

Из ближайших планов: завтра (беседа проходила 19 июня. – Пресс-служба МЕАТР.) вылетаю в Тюмень и Тобольск, на медиафорум «Сибирь – территория надежд», потом собираюсь в Приморский край, на Алтай, Сахалин и Камчатку. С другими регионами тоже ведутся переговоры. Речь идет о приглашении представителей академии на различные конкурсы и фестивали, и самое главное – об их участии в реализации образовательных программ для журналистов и редакторов местных СМИ. Предполагается и мое посильное участие: лекции, семинары, круглые столы, мастер-классы.

При проведении таких мероприятий что вы пытаетесь донести до своих слушателей в первую очередь?

Трудно ответить на этот вопрос кратко.

Ответьте развернуто.

(Задумывается.) Во-первых, профессия журналиста, и в частности тележурналиста, – это работа на износ. Ты можешь весь день быть на ногах, собирать факты, снимать материал, а ночью обрабатывать собранную информацию. Поэтому нужна выдержка и сила воли.

Во-вторых, современный журналист должен уметь применять новые информационные технологии. Люди моего поколения никогда не пользовались таким разнообразием техники, которое имеется у нынешних журналистов. Сегодня можно сделать прекрасные сюжеты в цифровом формате даже с помощью мобильного телефона. Не то в наше время: берешь кино- или видеокамеру, вставляешь пленку, снимаешь, потом ее обрабатываешь и долго мучаешься с монтажом. Сейчас все намного проще. Но всем этим надо уметь пользоваться.

В-третьих, журналист обязан строго придерживаться кодекса профессиональной этики. Есть нормы и правила поведения журналиста, целый перечень табу, того, что нельзя писать или показывать на экране. Надо очень внимательно подходить к отбору информации, особенно если обнародование каких-то материалов связано с риском для жизни информатора. Ни одна публикация, ни один телесюжет не стоят человеческой жизни.

В-четвертых, журналист не может не задевать острые темы и должен разоблачать факты коррупции и произвола властей. В этом плане он просто обязан занимать гражданскую позицию. Более того, настоящий журналист всегда должен быть в оппозиции. Он не может быть на стороне власть имущих.

Вы в этом уверены? Такой максимализм не кажется вам чрезмерным?

Нет, не кажется. Возможно, имеет смысл сделать оговорку: настоящий журналист всегда должен быть в конструктивной оппозиции. Это означает, что, критикуя власть имущих, ты должен тщательно проверять факты и избегать оголтелого критиканства. Последнее представляет собой разновидность самолюбования и лишено даже намека на поиск путей и способов искоренения выявленных государственных и общественных недугов. Кстати, оголтелое критиканство – болезнь многих столичных журналистов. К счастью, среди «регионалов» она менее распространена. Для них характерен в целом более серьезный подход к профессии, да и чувство меры чаще присутствует.

Расскажите подробнее о своих впечатлениях от общения с региональными журналистами.

Я давно настаиваю на том, что в регионах концентрация творческих личностей и сильных характеров выше, чем в столице. Поэтому совсем не удивительно, что в Москву я всегда возвращаюсь, испытав мощную подпитку новыми идеями. Но и это еще не все. В процессе общения со своими слушателями я открыл в региональном журналистском сообществе много других достоинств. Это, во-первых, неиссякаемая любознательность, интерес ко всему новому, желание вникнуть в суть вещей. Этим «регионалы» сильно отличаются от расслабленных, уставших от гламура либо, наоборот, разгоряченных революционными страстями москвичей. Региональные журналисты внимательнее слушают, лучше запоминают, берут все ценное и полезное на карандаш. Во-вторых, это организаторские способности, присущие многим руководителям, режиссерам и редакторам региональных телерадиокомпаний. К примеру, в Новом Уренгое меня принимала очень перспективная коммерческая медиакомпания. Называется она – телерадиоинформационное агентство «Новый Уренгой-Импульс». Ее руководитель, Алена Середина, женщина молодая, очень энергичная и деловая. Настоящая бизнесвумен! На семинар в Новом Уренгое, который она организовала, съехались журналисты со всего Ямало-Ненецкого округа. Это было что-то! А вот в Якутске меня поразили блестящие организаторские способности руководителя студии телепроектов Национальной вещательной компании «Саха» Дарьи Ермолаевой, недавно ставшей действительным членом МЕАТР. Эта хрупкая, изящная женщина не только взвалила на свои плечи написание новой эфирной концепции перехода НВК «Саха» на 24-часовое вещание, но и организовала ее обсуждение во всех улусах Республика Саха (Якутия). Она же стала главным организатором всероссийской научно-практической конференции «Региональные телерадиокомпании в медиапространстве России: проблемы и перспективы развития», на которой эта концепция была всесторонне обсуждена и доведена до идеальной кондиции. Я уж не говорю о генеральном директоре этой телекомпании Иване Андросове и главном режиссере Ларисе Амбросьевой, которые в своем деле дадут фору любым столичным специалистам, занимающим аналогичные должности! Неслучайно они тоже стали действительными членами нашей академии.

Словом, как говорят французы, гении рождаются в провинции, а умирают в Париже. Можно перефразировать применительно к России.

Не надо иронизировать – надо активно приглашать лучших региональных телевизионщиков и радийщиков в Москву, инкорпорировать их в штат ведущих федеральных каналов и радиостанций. Социальный лифт должен работать, а не простаивать! Это может прозвучать банально, но могущество России будет прирастать регионами. Равно как и могущество МЕАТР. Москвоцентризм надо оставить в прошлом. Это становится очевидным всякому, кто, как и я, часто ездит в регионы, получая уникальную возможность посмотреть на проблемы страны из провинции. И я считаю, что мне очень повезло, потому что у столичных жителей, выезжающих все больше за рубеж, такая возможность редко возникает.

Насколько при проведении своих семинаров вы учитываете региональную специфику?

Региональная специфика является обязательным дополнением к оригинальному курсу. Согласитесь, проводя мастер-класс в столице Кабардино-Балкарской Республики – Нальчике, нельзя не учесть особенности кавказского менталитета, а выступая в Надыме и Новом Уренгое – не подискутировать о «сырьевом проклятии» и степени зависимости страны от экспорта углеводородов. Ведь моих слушателей интересует не только медийная проблематика.

Когда вы заговорили о «сырьевом проклятии» в Надыме и Новом Уренгое, какую реакцию это вызвало?

Очень бурную. И это совсем не удивительно, ведь мои слушатели обеспокоены разговорами о России как сырьевом придатке Европы и Китая и призывами слезть с нефтяной иглы. Безусловно, эти разговоры имеют под собой основание. Проблема в том, что потенциал сырьевого роста практически исчерпан, а с рынка тиражирования индустриальной продукции нас успешно вытеснили страны с более низкой стоимостью рабочей силы. Поэтому для России единственной возможностью занять достойное место в мировом разделении труда является строительство интеллектуальной, инновационной экономики, или, как иногда говорят, экономики знаний. Но и в этом деле наличие крупных запасов нефти и газа – отнюдь не проклятие, а важный козырь, наше конкурентное преимущество. Проблема заключается в том, чтобы этим конкурентным преимуществом правильно воспользоваться. Во что вкладывать полученные от продажи энергоносителей доллары – в сколковские миражи, в нанопричуды господина Чубайса, в спортивные мегапроекты? Или в развитие образования, здравоохранения, науки, расширение дорожной сети, нефтепереработку, нефтехимию, фармацевтику? Что делать – наращивать военную мощь или создавать современную экономику как основу могущества страны? В любом случае пенять на избыточные нефтегазовые доходы нелепо – это благо для страны. Просто их надо рачительно использовать. И тогда Россия перестанет быть вечным сырьевым придатком.

После двух командировок на Ямал вы сильно увлеклись ресурсной проблематикой.

Это точно! Углеводороды – крайне востребованный товар. Альтернативная энергетика – вещь заманчивая, но ее продукция занимает незначительное место в топливно-энергетическом балансе планеты. Поэтому борьба за черное и голубое золото остается одной из важнейших составляющих мировой политики. Основные экономики мира озабочены тем, как обеспечить доступ к запасам нефти и газа. В ход идут политические интриги и даже военные авантюры. А в ближайшие десятилетия ситуация станет еще более сложной и запутанной: на мировых рынках энергоносителей возникнет мощное предложение со стороны производителей сжиженного газа.

Пожалуй, на этом можно остановиться. Напоследок расскажите о самом сильном дорожном впечатлении.

Их было много. Вспоминается командировка в Новый Уренгой. Позади три с половиной часа полета, в том числе последние полчаса – над огромным безжизненным пространством – тундрой, протянувшейся на сотни километров. И вдруг в момент посадки посреди этого белесого «океана» в иллюминаторе возникает современный город. Видны жилые кварталы с прямыми улицами и многоэтажными постройками, церковь с золотистыми куполами, спорткомплекс, супермаркет, офисные строения, школа, телебашня… А после посадки и первой экскурсии по красивому и уютному городу впечатляет тот факт, что основан он был всего-то тридцать с небольшим лет назад. Интересно, что, хоть Новый Уренгой и далеко от Москвы, фильмы в кинотеатрах там идут те же, что и в столице. И в магазинах все есть, даже то, чего у нас нет, например, бесподобно вкусная копченая рыба – чир и муксун. Ее только с литовским угрем сравнить можно…


На фото (сверху вниз): (1) Кипрас Мажейка в Новосибирске; (2) участники мастер-класса не хотят отпускать вице-президента МЕАТР; (3) руководитель студии телепроектов НВК «Саха» Дарья Ермолаева; (4) мастер-класс Кипраса Мажейки в Надымской студии телевидения; (5) король зарубежного репортажа, а ныне специалист по региональному развитию в своем рабочем кабинете в Москве.

Источник: 
Пресс-служба МЕАТР
Дата публикации: 
22.06.2012